Баланс группа компаній

Бухгалтерия – это любовь!

(056) 370-44-25
Заказать звонок

Предмет спора: признание недействительным договора хранения государственного имущества, оформленного для сокрытия договора аренды, который был заключен с нарушением законодательных требований.

3 октября 2017 г.

Ситуация

Госпредприятие и ООО заключили договор хранения госимущества, по условиям которого госпредприятие обязалось ежемесячно оплачивать услуги ООО по хранению, а ООО – обеспечивать сохранность имущества в течение срока действия договора. Имущество было передано на хранение по акту приемки-передачи. В дальнейшем стороны дополнили договор хранения новым условием, а именно: предусмотрели право ООО пользоваться хранимым госимуществом на платной основе, указав размер ежемесячной платы за пользование этим имуществом. То есть фактически госимущество было передано в аренду ООО.
Прокурор, действуя в интересах государства от имени регионального отделения Фонда госимущества (далее – ФГИ), обратился в суд с иском о признании недействительным указанного договора хранения.

Почему возникает спор

1. Прокурор считает, что заключенный госпредприятием и ООО договор хранения госимущества является мнимым. Этот договор оформлен с целью сокрыть сделку по аренде госимущества, проведенную с нарушением законодательства. Ведь заключать договоры аренды госимущества имеет право ФГИ как собственник, а не госпредприятие как балансодержатель. А в данном случае хранителю было предоставлено право пользования переданным на хранение имуществом на платной основе, причем размер арендной платы значительно превышает размер платы за хранение.
2. ООО и госпредприятие настаивают на том, что договор хранения госимущества заключен законно. Право ООО на платной основе пользоваться госимуществом, переданным на хранение, не противоречит гражданскому законодательству и сути договора хранения, не меняет сути возникших между ООО и госпредприятием правоотношений по договору хранения и не превращает договор хранения в договор аренды.

О чем предупреждал «БАЛАНС»

1. Если заинтересованное лицо возражает против действительности договора либо его отдельных условий по законодательным основаниям, такое лицо может обратиться в суд для признания такого договора или его условий недействительными (см. «БАЛАНС», 2016, № 102-103, с. 52).
2. Договор может быть признан недействительным в судебном порядке, если он заключен с целью скрыть реально совершенную сделку (мнимый договор). То есть стороны умышленно оформили один договор, но на самом деле установили другие правоотношения (см. «БАЛАНС», 2016, № 102-103, с. 54).
3. Согласно ч. 1 ст. 203 Гражданского кодекса (далее – ГК), содержание договора не должно противоречить нормам ГК, других актов гражданского законодательства, а также интересам государства и общества, его моральным принципам (см. «БАЛАНС», 2016, № 102-103, с. 50).

Судебная практика

В дальнейшем аргументы, высказанные «БАЛАНСОМ», были подтверждены позицией Киевского апелляционного хозяйственного суда. В частности, рассматривая спор между сторонами (прокурором, действующим в интересах государства от имени регионального отделения ФГИ, госпредприятием и ООО), суд принял решение в пользу государства (постановление от 10.08.17 г., ЕГРСР, рег. № 68311835). Суд обосновал свое решение аргументами, аналогичными тем, что ранее приводил «БАЛАНС». Рассмотрим этот спор подробнее.

Обстоятельства дела

Госпредприятие, на балансе которого находилось госимущество (гидротехнические сооружения – рыболовные пруды), без участия ФГИ заключило с ООО договор хранения этого госимущества. По условиям договора ООО обязалось обеспечить сохранность госимущества, а госпредприятие – оплатить услуги ООО по хранению в размере 10 грн. в месяц. Госимущество передано госпредприятием и принято ООО по акту приемки-передачи.
Затем госпредприятие и ООО заключили дополнительное соглашение к договору хранения, которым госпредприятие предоставило ООО право пользоваться госимуществом для получения прибыли. Допсоглашением была установлена ежемесячная плата за пользование госимуществом – 2 450 грн., с дальнейшей корректировкой ее размера с учетом индекса инфляции.
Киевский апелляционный хозяйственный суд, рассмотрев спор между прокурором, ООО и госпредприятием, оставил в силе решение хозяйственного суда, которым признан недействительным договор хранения госимущества, заключенный между ООО и госпредприятием.

Аргументы ВАСУ

1. По договору хранения одна сторона (хранитель) обязуется хранить вещь, переданную ей другой стороной (поклажедателем), и вернуть ее поклажедателю в сохранности. Хранитель не вправе без согласия поклажедателя пользоваться вещью, переданной на хранение. Плата за хранение и сроки ее внесения устанавливаются договором хранения (ст. 936, 944, 946 ГК).
2. По договору найма (аренды) наймодатель передает либо обязуется передать нанимателю имущество в пользование за плату на определенный срок. За пользование имуществом с нанимателя взимается плата, размер которой устанавливается договором найма (ст. 759, ч. 1 ст. 762 ГК).
3. Мнимым является договор, заключенный сторонами для сокрытия другого договора, который выполняется сторонами на самом деле. Если установлено, что договор заключен сторонами для сокрытия другого договора, то правоотношения сторон будут регулироваться правилами того договора, который был заключен на самом деле (ст. 235 ГК).
4. Дополнительным соглашением к договору хранения госпредприятие и ООО согласовали право ООО (хранителя) пользоваться госимуществом, переданным на хранение, а также размер ежемесячной платы за пользование указанным имуществом. Однако плата за пользование госимуществом значительно превышает плату за хранение госимущества.
5. Фактически между сторонами сложились правоотношения срочного платного пользования (аренды), целью которого было получение ООО прибыли. За пользование госимуществом ООО уплачивало балансодержателю-госпредприятию ежемесячную плату, что противоречит содержанию договора хранения, предусмотренному ст. 936 ГК.
6. Договор хранения в данном случае является мнимым, ведь его правовое содержание – это долгосрочная аренда госимущества. То есть договор хранения заключен с целью скрыть реальную сделку по аренде госимущества.
7. Имущество, находящееся на балансе госпредприятия, является собственностью государства. Арендодателем госимущества является ФГИ (ст. 287 Хозяйственного кодекса). Лицом, правомочным заключать договоры, касающиеся госимущества, является ФГИ, а не госпредприятие.
8. Передача госимущества произошла на основании договора, заключенного без участия и разрешения ФГИ. Значит, договор хранения и допсоглашение к нему заключены с нарушением требований законодательства (госпредприятие вышло за рамки своей компетенции).
9. Несоблюдение сторонами требований, установленных ч. 1 ст. 203 ГК, является основанием для признания договора хранения недействительным (ст. 215 ГК).

Выводы

Как видите, аргументы от «БАЛАНСА» в дальнейшем подтверждаются судебной практикой: в данном случае совпадают с позицией Киевского апелляционного хозяйственного суда. А значит, наши советы и подсказки помогут вам избежать ошибок при заключении договоров хранения и аренды госимущества.

Присоединяйтесь к нашей странице и получайте новости первыми!

Спасибо, я уже с вами!